navsifoy

Categories:

Нечеловеческая жизнь

В Москве медработники высадили у подъезда 75-летнего больного коронавирусом пенсионера Евгения Печурина. Соседи нашли его без сознания. Дочь Печурина Елена рассказала The Insider, что просила врачей оставить отца в больнице, потому что он в плохом состоянии, а дома его ждет 72-летняя жена, на что ей ответили «Пусть наденет масочку. В дальнейшей госпитализации отказываем, мы сделали все, что могли». Этим делом занялась «Правозащита Открытки», они собираются подать жалобы в департамент здравоохранения и ГСУ СК.

Елена, дочь Евгения Печурина

В 13-ю больницу отца госпитализировали с сердечным приступом. Спустя пять дней, его выписали, недолечив и сославшись на необходимую эвакуацию всех пациентов. 18 апреля у него вновь случился приступ, и его госпитализировали в 36-ю городскую больницу. Пока отец был в больнице, мы звонили ему, замечая, что его состояние с каждым днем становится все хуже. 27 апреля он вообще еле ворочал языком, 24 и 25 апреля говорил, что ничего не ест. Мы передавали ему продукты, но он к ним не притрагивался. Очень сильно похудел. У него сознание было на тот момент очень заторможенное, мы подозреваем, что ему давали успокоительное.

28 позвонила его врач, завотделением Екатерина Мартынова, и сообщила моей матери, что у него выявлен коронавирус. Когда именно они выявили, она не сказала. Было 2 теста: первый – положительный, а второй – с подозрением. Мартынова сказала, чтобы мы его забирали домой на своей машине. Моей матери 72 года, она инвалид. Она позвонила сразу мне. Я позвонила Мартыновой и говорю: «А как вы себе представляете — больного коронавирусом привезти к пенсионерке? Она же тоже в группе риска". Мартынова ответила: «Пусть наденет масочку, кровать ему отдельную выделите, мисочку поставьте свою. В дальнейшей госпитализации отказываем, мы сделали все, что могли».

Потом я позвонила еще раз Мартыновой и сказала, что мы не можем его забрать. Во-первых, если мы на своей машине повезем больного коронавирусом, сами заболеем, повезем к матери-пенсионерке, значит, заболеет и она. Во-вторых, я сказала, что мы хотим, чтобы его обследовали, что в таком состоянии его нельзя оставлять без медицинской помощи. Она сказала, что тогда они его поместят в обсерватор. Мы на это согласились.

Этот разговор состоялся 28-го числа. А 29-го его привезли к дому, никого не предупредив. Он еле дошел до подъезда, потом поднялся на второй этаж, хотя они живут на 11, то есть он был не в себе, если пошел пешком. И у него случился очередной сердечный приступ. Вышла женщина, которая там живет, увидела, что лежит человек, вызвала полицию и скорую помощь. До квартиры его доволокла полиция. Мать сказала, что у него изо рта пена свисала. И он был без маски. Эти трое полицейских не знали, что он болен коронавирусом.

Мы сначала сами стресс испытали нехилый. Его по документам выписали 28 апреля, а нашли только 29 числа. Где он был все это время? Записка в его одежде была: «обязательно сообщите в поликлинику, чтобы к вам пришли 28-го апреля». А как они это сделают, если его 29-го только привезли.

Матери пришлось с ним контактировать, она его на кровать положила. Потом приехала скорая, он уже дома был около часа. Сделали кардиограмму и сразу забрали в 15-ю больницу. Сейчас он находится там, трубку не берет. Нам сказали, что ест удовлетворительно. 15-я больница отличается от 36-й: в 36-й его вела и лечила Мартынова – заведущая отделением, а в 15-й с нами разговаривают только девушки, которые могут читать информацию, вбитую в компьютер. Она перепрофилирована под коронавирусную, и врачи там с родственниками не общаются. Поэтому теперь мы о его состоянии знаем все только со слов по телефону. Сейчас нам говорят только одно – состояние средней тяжести, двусторонняя пневмония. Ослаблен. Больше ничего неизвестно. Еще вызвали ему психотерапевта, за что спасибо. Потому что он испытал сильный стресс: проснулся на 2 этаже, потом его привели домой и сразу же увезли. Он испугался и не хотел больше ни в одну больницу, но выхода нет.

Во-первых, Мартынова нас обманула. Она могла позвонить и сказать, что они его не оставят. А во-вторых, выпустила его в таком состоянии, что у него сразу случился приступ. И тем самым еще и весь подъезд могла заразить, по крайней мере, тех, кто к нему подходил: соседку, троих полицейских, мать, еще мой старший брат там находился. Она подвергла опасности всех и не помогла моему отцу. А может быть, даже ухудшила его состояние. Это ужасный поступок.

Алексей Прянишников, координатор «Правозащиты Открытки»

Благодаря этому «поступку» сотрудников 36-й больницы целый подъезд находится под угрозой заражения. Потому что больной человек находился там определенное время. Не говоря о том, в каком состоянии человека отправили из больницы – просто привезли и высадили. Он вышел, а дальше им плевать. Мы не берем во внимание водителей «скорой», но о чем думала завотделением больницы Екатерина Мартынова? Вообще непонятно. Как можно отправлять пожилого человека в таком состоянии?

Реакция наша будет такая: мы получили всю необходимую информацию от родственников и завтра будем подавать жалобу в Департамент здравоохранения и в ГСУ СК. Будет подано заявление о преступлении, пусть они разбираются, есть ли в действиях сотрудников больницы состав преступления. И выбрали мы именно ГСУ СК, потому что полагаем, что эта тема достаточно резонансная и требует расследования посредством работы высококвалифицированных сотрудников СК, которыми и располагает ГСУ СК по городу Москве.

https://theins.ru/news/217302

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded