navsifoy

Categories:

О посте и майонезе.

Дело было в городе «N» в котором располагался этот небольшой мужской монастырь.
И вот, в одно прекрасное осеннее утро, в монастырские ворота кто-то не очень вежливо постучал. Это был довольно молодой человек, которому трудно было сразу дать «возраст». Ему могло быть и 25, и 35... и даже все 40!

Вышедшему на стук охраннику он стал путано что-то объяснять. Тот ничего не понял, кроме того, что молодому человеку срочно требуется увидеться со старшим в монастыре. Очень спокойно охранник, уже не первый раз сталкивавшийся с такой ситуацией, доложил по рации куда предписывала ему инструкция и, получив указания, отвел странника в Храм и велел ждать. В Храме подходила к концу утренняя служба.
Ждать ему пришлось довольно долго, до самого после обеда. Было это сильно непривычно и, в глубине души, даже очень обидно. Но он стерпел, потому что где-то слышал, что если ты решил посвятить себя Богу, то должен быть готов терпеть. Потому, что тот сам терпел и нам тоже заповедал. Но вот за ним прибежал какой-то подросток в подряснике и сказал: «идите за мной»


Мальчик привел его в какое-то не очень просторное помещение, в котором кроме тумбочки, кресла, икон на стене больше ничего не было и… сказал, что нужно подождать здесь. На этот раз ждать долго не пришлось в помещение зашел здоровенный детина с огромной бородой, как у Карабаса-барабаса и такой же огненной гривой, иначе такую причёску не назовешь. От такого неожиданного вида молодой человек даже несколько оробел. Гривастый наскоро опросил ходока, кто, откуда, почему и без лишних вопросов и объяснений позвал кого-то по телефону и велел пришедшему определить вновь прибывшего в общую келью. Так началась его новая, кандидата в послушники, жизнь.
Дня два его никуда не посылали, так на какие-то мелкие работы, поручения, но дня через четыре, поближе познакомившись, ему дали первое монастырское послушание – трапезника. В его обязанности входило много из работ по трапезной, почти всё, исключая саму готовку пищи. Этим занимались две пары нанятых поварих, работавших попеременно два дня через два.
Послушание признаться было не из лёгких. В первые недели и даже пару месяцев, пока он не втянулся, главным желанием было выспаться, ну хотя бы вдоволь поспать. Надо сказать, что послушание он выполнял старательно и почти без нареканий.
Но вот пришел долгожданный праздник для души, как говорят монахи, Великий Пост. Так как это был самый первый Великий Пост в его жизни, то ожидал он его несколько с трепетом. Просто потому, что многочисленные монастырские байки рассказывали про него очень много разных историй.
Ну вот например: некий монах от великого усердия к Богу взял с собой булку хлеба и заперся у себя в кельи велев никому его не беспокоить. Оно понятно, в первые дни поста нужно очень усердно помолиться и лишнее общение ни к чему. К концу первой недели о нем забеспокоились, тихонько постучали с молитвой: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас», ответа нет. Постучали громче, результат тот же. Тогда пришлось дверь открывать запасным ключом. Перед глазами открылась такая картина: посередине кельи стоял деревянный гроб из грубо обработанных досок и там лежал монах скрестив руки и с блаженной улыбкой на губах. А сам он был чуть живой, но, счастливый.
Вот так наш знакомый вступил в поприще поста, своего первого в жизни, и нес его благое бремя весьма усердно, старательно и с любовью в сердце. Первые три дня, как заведено было в обители на небольшом количестве хлеба и воде, потом, согласно монастырскому уставу, до конца недели вареная пища, без масла. Конечно подсолнечного, молочные продукты в этом монастыре в пищу по уставу были не положены, за исключением больших церковных праздников.
Так неделя за неделей, минуло преполовение поста и тут ему, вдруг, во сне стали сниться всякие яства, как поджаристые душистые котлеты, оливье и прочие. Но всё когда-то подходит к концу, приближался к своему завершению и его первый Великий Пост. В трапезную стали завозить продукты на Пасхальную праздничную трапезу и, частично, на Светлую Седмицу. Да испытание прямо скажем не из лёгких. В момент, когда идёт Страстная Седмица и у тебя, как у всех, сугубый пост, строже, чем даже в первую, из машины приходится выгружать всякие лакомства. Это и разные рыбные копчености, балыки и сёмужья нарезка, перетянутые шпагатом большие рыбины холодного копчения и замороженные пачки с креветками и т.д. и т.д. Но почему-то, когда нес коробки с майонезом, его захотелось больше всего...
Это же просто невозможно было вытерпеть, но ревность первого поста и ежедневная исповедь духовнику помогли молодому послушнику не согрешить.
И вот Страстная Суббота.
В трапезной с самого утра суета, уйма народа и постоянный гам, а запахи, от которых можно с ума сойти или, по крайней мере, упасть в обморок. Учтите, что это почти пятьдесят дней жуткого (для первого раза) поста!
Но вот Пасхальная служба, причастие... пасхальная радость переполняет душу. Ему надо бежать на свое послушание, чтобы успеть приготовить всё к приходу братии.
В трапезной царит суета сует! Кто-то носит блюда на столы, кто-то раскладывает, кто-то режет торты и так далее. Вот старшая повариха говорит ему:- «Открой банки с майонезом». Господи! Что? с майонезом! Да с нашим удовольствием, будьте любезны. Снимаем плёнку с первой банки, а на плёнке слой майонеза, что делать? А уже же можно!!! Банку пускаем по столу, а майонез с плёнки... слизываем языком. Вторая банка, слизываем… шестая слизываем... двадцать вторая... банок было около тридцати.
В общем, утром после праздничной Пасхальной трапезы, все пошли спать и наш герой тоже, поскольку его обязанность мыть посуду была только после ужина. В обед и в такие праздничные дни утром посуду мыли поварихи.
Сон конечно был беспокойный, снились разные кошмары в основном на «съедобную» тему. Он увидел во сне огромную майонезную банку, размером с большую бочку, литров на двести, с майонезом доверху. Облизнув губы он уже хотел прямо из бочки зачерпнуть рукой... но вдруг проснулся в поту от какого-то престранного чувства. Тошнило... в общем едва успел добежать до туалета, благо братья ещё все спали и он был свободен. А потом пришлось идти будить медбрата. Тот сказал, что отделался легко, промывания желудка не потребуется и в больницу везти тоже не надо, но этот день следует провести в постели. Было очень обидно лежать в постели в великий праздник Светлое Христово Воскресение, но зато это был первый день за много месяцев, когда в трапезной его подменял другой брат.
А он потом год или даже больше на майонез смотреть не мог без опасного внутреннего позыва. Благо, в этой Святой обители молочное давали только по большим, двунадесятым церковным праздникам.
Такая вот история о посте и майонезе.
Хотите знать, что с ним стало дальше? Где-то еще через полгода он получил новое послушание, его назначили на должность келаря.
Это была уже жизнь совсем другого качества.
Но это и совсем другая история.
До свидания и храни вас Бог!

zen.yandex


Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded