Т*** Владимир (navsifoy) wrote,
Т*** Владимир
navsifoy

Category:

Марксизм на пальцах.

"Маркс. Инструкция по применению"

Первоначально определив богатство как «огромное скопление това­
ров», Маркс получает возможность проникнуть в
самую большую современную тайну, разоблачить
чудеса денег, которые, как считается, сами делают
деньги: у истоков богатства лежало преступление,
заключающееся в извлечении прибавочной сто­
имости, то есть в краже у рабочего неоплаченно­
го времени принудительного труда! Едва познако­
мившись в 22 года с условиями эксплуатации, тру­
щобами и болезнями английского рабочего клас­
са, Энгельс уже тогда понял, что речь идет именно
об «убийстве», которое является таковым «в такой же мере, как убий­
ство, совершённое отдельным лицом, но только убийство скрытое, ко­
варное». И от этого убийства «никто не может себя оградить, которое
не похоже на убийство, потому что никто не видит убийцу, потому что
убийца — это все и никто, потому что смерть жертвы носит характер
естественной смерти». «Тем не менее это остаётся убийством.» Имен­
но на распутывание этого анонимного убийства Шерлок-Маркс со сво­
им помощником Уотсоном-Энгельсом потратят большую часть своей
жизни.
Как только договор заключен, рабочий сводится к «персонифицированному рабочему времени», к «остову времени», который, как утверждает Маркс, работодатель имеет право заставлять функционировать максимально долго. Разделение времени труда, необходимого для воспроизводства рабочей силы трудящегося и его семьи, и «прибавочного труда», который изымается безвозмездно и навязывается начальником, — вот первейшая ставка классовой борьбы. Ставка той непрерывной борьбы, в которой трудящийся пытается увеличить свою долю в дележе необходимого труда и прибавочного, заработной платы и прибавочной стоимости, тогда как начальник, напротив, тянет в противоположном направлении — за счет интенсификации труда, увеличения длительности рабочего времени или сокращения числа потребностей рабочей силы. Теперь мы понимаем, что идея «справедливой цены» за «нормальный рабочий день» — это просто ерунда. Не бывает ни нормального рабочего дня, ни справедливой цены. Поскольку рабочая сила отличается от остальных товаров тем, что она включает в себя «исторический и моральный элемент». Маркс имеет в виду, что социальные потребности несводимы к элементарным физическим потребностям в питании и сне. Они исторически развиваются. Они обогащаются, становятся более разнообразными, и их признание обществом — результат соотношения сил. Рабочий, когда тянет канат в свою сторону, постоянно борется за то, чтобы через рабочее время, признанное «социально необходимым» для воспроизводства его рабочей силы, были узаконены новые потребности (культурные, потребности в досуге, в определенном качестве жизни, в здоровье, в образовании). Иными словами, зато, чтобы склонить весы в свою сторону и, тем самым, уменьшить «дополнительное рабочее время», прибавочную стоимость, присваиваемую его работодателем. И наоборот, работодатель постоянно стремится сократить социально признанные потребности трудящегося, чтобы увеличить норму эксплуатации или прибавочной стоимости. Уменьшая заработные платы, выступая за сокращение собственных обязательств, взимая налоговые отчисления и переводя расходы на медицинское обеспечение и образование в разряд частных трат. Либо удлиняя рабочее время (увеличивая его еженедельную длительность, повышая возраст выхода на пенсию), либо интенсифицируя сам труд (за счет увеличения ритма, «управления стрессом», преследованием за«простои» и т.д.), — но, как правило, применяя два этих метода сразу. В первом случае Маркс говорит об увеличении абсолютной прибавочной стоимости, а во втором — об увеличении относительной прибавочной стоимости.
Итак, первое преступление совершено. Прибавочную стоимость
украли! Если жертва, то есть рабочий, не умерла (хотя иногда умира­
ют: несчастные случаи на работе, самоубийства, депрессии, професси­
ональные заболевания), она все равно искалечена, физически и духов­
но. Поскольку на современной фабрике «не только отдельные частич­
ные работы распределяются между различными индивидуумами, но и
сам индивидуум разделяется, превращается в автоматическое орудие
данной частичной работы... Духовные потенции производства рас­
ширяют свой масштаб на одной стороне потому, что на многих других
сторонах они исчезают совершенно. То, что теряют частичные рабо­
чие, сосредоточивается в противовес им в капитале». Следствием ока­
зывается то, что Маркс квалифицирует как «промышленную патоло­
гию». С превращением наемных рабочих в акционеров эта патология
доходит до шизофрении. Разорванный рабочий, раздвоившийся на на­
емного сотрудника и акционера, обратившись против самого себя, от­
ныне будет заинтересован в том, чтобы, будучи акционером, еще боль­
ше эксплуатировать себя и даже уволить себя, чтобы поднять курс соб­
ственных акций!
Отмывание краденого: процесс обращения капитала
Недостаточно совершить почти совершенное преступление и обо­
брать жертву. Нужно еще получить с этого прибыль, а для этого — от­
мыть краденое. И это предмет двух следующих книг «Капитала», где
исследуется процесс обращения и совокупный процесс, в ходе кото­
рых осуществляется превращение прибавочной стоимости в прибыль.
В первой книге театральной сценой выступает место производства (за­
вод, мастерская, офис), во второй — рынок. Ее задача — прояснить не
тайну происхождения прибавочной стоимости, а то, как она обращает­
ся, чтобы вернуться в руки человека с евро. Рабочий предстает тут уже
не в качестве эксплуатируемого производителя прибавочного труда, а
как продавец своей рабочей силы и потенциальный покупатель потре­
бительских товаров. Первая роль в этой драме отводится капиталисту
в действии — финансисту, предпринимателю, коммерсанту, которые
суть последовательные воплощения капитала.
В процессе обращения капитал постоянно меняет свое обличье. На
сцену он выходит в форме денег (Д), входит он с левой стороны, а по­
том обнаруживается уже на правой стороне сцены — в форме машин и
сырья — или постоянного капитала (П), и заработных плат — или пе­
ременного капитала. Затем он снова выходит, чтобы предстать в форме
продукта, товаров (Т), которые в свою очередь претерпевают превра­
щение в акте продажи, чтобы вернуться к денежной форме. С тем не­
большим отличием, что, вернувшись в этой форме (Д’), первоначаль­
ные деньги (Д) успевают дать потомство. В конце всех своих метамор­
фоз капитал прирастает. Он накопился.
В процессе производства (книга I) время остается линейным. Речь
идет о борьбе за разделение определенного временного промежутка, то
есть рабочего дня, на необходимую работу и прибавочный труд. В про­
цессе обращения (книга И) время циклично. И речь теперь идет уже о
кругообороте, в котором капитал проходит весь цикл своих трансфор­
маций: «Капитал как самовозрастающая стоимость заключает в себе не
только классовые отношения, не только определенный характер обще­
ства, покоящийся на том, что труд существует как наемный труд. Ка­
питал есть движение, процесс кругооборота, проходящий различные
стадии, процесс, который, в свою очередь, заключает в себе три раз­
личные формы процесса кругооборота. Поэтому капитал можно по­
нять лишь как движение, а не как вещь, пребывающую в покое». Об­
ращение в действительности устанавливает принудительную социаль­
ную связь между производством и реализацией стоимости. Капитал —
это не вещь, а вечное движение. Так же, как велосипедист падает, пере­
став крутить педали, капитал умрет, если перестанет обращаться.
Смертельно ранена вера во всемогущество рынка как такового. Когда же перестают верить в невероятное, к общественному кризису добавляется кризис легитимности,
идеологический и моральный кризис, который завершается сотрясе­
ниями всего политического порядка: «Может ли сохраниться полити­
ческое положение, при котором отдельные люди располагают милли­
онными доходами, тогда как другие умирают от голода, если религия
уже не может помочь, объяснив жертвы надеждой на потустороннюю
жизнь?», — спрашивал Шатобриан накануне революций 1848 года. Его
ответ заключал в себе пророчество: «Попробуйте убедить бедняка, ког­
да он научиться читать и больше не будет верить в Бога, когда у него бу­
дет то же образование, что и у вас, попробуйте убедить его в том, что
он должен смириться со всеми лишениями, тогда как его сосед в тыся­
чу крат состоятельнее: не преуспев в убеждении, у вас не останется ни­
чего другого, кроме как убить его». В ослепляющем свете кризиса мил­
лионам угнетенных придется научиться читать
Речь Маркса на юбилее «ТЪе Реоркя Рарег» в 1856 году, если сопо­
ставить ее с его долгосрочными теоретическими изысканиями, не вы­
глядит каким-то случайным уклонением в вопросы, которые сегодня
можно было бы назвать экологистскими: «В наше время все как бы чре­
вато своей противоположностью. Мы видим, что машины, обладаю­
щие чудесной силой сокращать и делать плодотворнее человеческий
труд, приносят людям голод и изнурение. Новые, до сих пор неизвестные источники богатства благодаря каким-то странным, непонятным
чарам превращаются в источники нищеты. Победы техники как бы ку­
плены ценой моральной деградации. Кажется, что, по мере того как
человечество подчиняет себе природу, человек становится рабом дру­
гих людей либо же рабом своей собственной подлости. Даже чистый
свет науки не может, по-видимому, сиять иначе, как только на мрач­
ном фоне невежества. Все наши открытия и весь наш прогресс как бы
приводят к тому, что материальные силы наделяются интеллектуаль­
ной жизнью, а человеческая жизнь, лишенная своей интеллектуальной
стороны, низводится до степени простой материальной силы»
Энгельс… - «Не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами над при­
родой... И так на каждом шагу факты напоминают нам о том, что мы
отнюдь не властвуем над природой... что мы, наоборот, нашей плотью,
кровью и мозгом принадлежим ей и находимся внутри ее, что все наше
господство над ней состоит в том, что мы, в отличие от всех других су­
ществ, умеем познавать ее законы и правильно их применять... А чем
в большей мере это станет фактом, тем в большей мере люди снова бу­
дут не только чувствовать, но и сознавать свое единство с природой
и тем невозможней станет то бессмысленное и противоестественное
представление о какой-то противоположности между духом и матери­
ей, человеком и природой, душой и телом...»

"Маркс. Инструкция по применению"

Subscribe

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments